Однажды во время полива прошла по аллее мимо нас

Однажды во время полива прошла по аллее мимо нас

Однажды во время полива прошла по аллее мимо нас

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 587 322
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 544 392

Кузьма Сергеевич Петров-Водкин

Книгу эту посвящаю дочери моей Лёнушке

ПО ЛИНИИ МАТЕРИ

Мои родные по линии матери были крепостные Тульской губернии. Дядья моей бабушки Федосьи Антоньевны работали в оброк на ткацкой фабрике в Москве.

Бабушка рассказывала мне из своей детской жизни: о нашествии французов, о Москве, где она побывала и сохранила образ Белокаменной до конца своих дней.

В Москву она ходила с матерью и теткой на повиданье с родными.

— Целый день, — говорила бабушка, — шли мы через Москву… Что тебе и пожара великого не было… Церквей, домов — глазом не обнять… А Иван Великий, батюшка, надо всей Белокаменной поднялся. Народу по всем переулкам тьма-тьмущая…

Тетенька Василиса смелая, бойкая была, к народу обращается, чтоб указанье нам сделали. Которые из народа на смех нас, деревенщину, подымают, а один степенный человек толком разъяснил дорогу нашу: вы-де, говорит, бабыньки, по кружной линии по Москве ходили, а вам сквозь нее надо дорогу взять, иначе-де и в неделю до места вашего не доберетесь… И смех и грех.

Пришли-таки к тетке Степаниде, а она уже не знает, чем и принять нас. Лапотишки мы у входа сняли, чтоб половиков не содомить… Посадила она нас за стол, а на столе чего только нет, а кушанья все незнакомые, непривычные: возьмешь в рот, а от их вкуса страх берет, язык жевать не поворачивается… А не есть — стыдно.

Смотрю украдкой я, а тетенька Василиса с большим остережением куски за сарафан сует: отвернется хозяйка, а она — шмыг за пазуху — и нет куска…

Батюшки-светы — смотрю, и мамынька за ней ухитряется… Стыд головыньке. Прямо не знаю, как и ужинать кончили…

Да. Хорошо они тогда по оброку ходили, — заканчивала бабушка, и мелкие морщины ее лица веселились от воспоминания.

В длинные осенние вечера, крутя веретено, задремывая с минуты на минуту, бабушка передавала мне историю ее дней и события, уже ставшие эпосом:

— И вот повалил Бонапарт на Москву — и конца-краю ему нет. Скрып от войска идет… Мы всей деревней в лесах укрывались. Ни тебе огня развести, ни голосом покричать. Натерпелись горя-горемычного.

Ведь, он, нехристь, с иноплеменниками своими царя Александру в полон звал. В святом Кремле нечисть завел. Нутро, можно сказать, русское опоганил… Хвастался — всю-де страну покорю, вере басурманской предам всех… А Бог и не потерпел удали его, да и послал на него Кутузова-батюшку с ополчениями бессметными…

Ну, а когда отступление его было — еще не слаще сделалось. Мужики воюют, а нас при старухах жалость берет. Морозы в теи годы лютые были. Забежит такой нехристь, а на нем рогожа поверх одеяния. Зубами хрущит, есть просит… То по голове младенца начнет гладить, хорошо, говорит, дома, — это, значит, он дите свое вспоминает.

Дадут старухи ломоть хлеба ему: уходи, мол, не ровен час мужики застанут.

Бирюков тогда рыскало видимо-невидимо, — так рядом с войском и бежали, живых людей ели. По деревне, бывало, как огни зажгутся — глазищи бирючьи светятся.

Озверели в ту пору мужики наши в погоне за неприятелем — за все выместить хотелось, ну да, конечно, и от баловства разгасились на жизнь человеческую, а главное, добро свое, награбленное Бонапартом, не упустить бы. Дядя Митрий, царство небесное, чуть голову не сложил ради баловства этого.

Поехали они на загонки и набросились на врагов, а те, видать, не сробели — оборону устроили. Один из них хватил дядю Митрия вдоль головушки — тот и свалился наземь, как сноп… Покуда что, вернулись сватья к Митрию, глядят, а голова пополам разрублена… Ну, тут ему лошадиным пометом голову умазали, да кушаком натуго перевязали… Так дяденька Митрий неделю в себя не приходил, а потом справился — отоспался, значит.

Даром это не прошло; прежнего мозга не стало — запамятывать стал. А коли ненастью быть — и заноет, заноет головушка по срощенному месту…

Веретено мягко скоблит деревянную чашку. Снаружи, из-под обрыва доносятся удары о плетень волжской волны. Старуха зевает мягким, беззубым ртом:

— Большая ноне прибыль… Вал-от как бьет… Баню не снес бы… — Еще зевает. Вдруг спохватывается: — Спать ложись, постреленок, — опять училищу проспишь. И огонь тухнет, — выгорел весь…

Я укутываюсь в шубенку бабушки на полатях, улыбаюсь от моего внутреннего геройства, идущего сна и от бабушкиного уюта… Огонь погас. Ко мне, засыпающему, доносится с пола прерывистый шепот:

— Всепетая… Мати… Родшая — и мягкие удары поклонов…

Это меня убаюкивает.

В поместье Тульской губернии человек, владевший моими предками, вероятно, не предполагал, садясь за карточный стол, что его игра отразится на моей судьбе, — сыграл неудачно. В результате проигрыша полдеревни мужиков и баб с детьми оказались перешедшими во владение счастливого партнера по картам, поместье которого было на Волге.

Бабушка, ее родичи и однодеревенцы запрягли сивок-бурок, уложили на возы скарб и детей и тронулись в переселение.

Красоты волжских берегов, конечно, не могли особенно утешить крестьян в расставании с насиженными испокон века местами, да и слышали ли об этих красотах выехавшие в пересел? Но слух, что «земля черная на Волге, что в нее ни брось — всходит», этот слух с первых же этапов пути стал доноситься до едущих.

Мужики, как всегда в несчастье, утешались будущим, предвкушая жирную землю саратовскую.

Кроме вышесказанного, бабушка мало и кратко говорила об этом переезде. Помню только:

— Всего натерпелись — и по миру ходили… Ребятишек перемерло — страсть. Всю дороженьку крестами уметили… Двенадцать недель путь делали. На самое Успенье Волгу увидели…

Как пчелы, пересаженные в новый улей, заработали на новых местах мои родичи, оплодотворяя землю и принимая в себя ее соки.

Когда вышла воля и крестьяне завозились, — дед мой Пантелей Трофимыч, занимавшийся еще с мальчишества по плотничьему делу, перебрался с бабушкой в городок. Сколотил он своими руками домишко над берегом Волги, к нему пристроил келейку, соединявшуюся крышей с передней избой.

В этой келейке и рожусь я в свое время. Келейка, собственно говоря, предназначалась для Февронии Трофимовны, сестры деда, овдовевшей в это время, но после смерти Пантелея Трофимыча бабушка Феврония перешла жить к золовке в переднюю избу.

Дед мой умер, когда матери было семь лет. Она о нем запомнила только по гостинцам и ласкам. Другие сообщали мне о деде, что тот был маленького роста, лысоватый, молчаливый, застенчивый, но очень спорый на работу мужик, добрый и всем доверявший. Весенней порой, когда свертывает и перекашивает на Волге наезженные дороги, от берегов и посредине чернеют промоины-полыньи, возвращался дед из заволжских деревень с ободьями колес, втулками и мелким щепьем. Один наедине, попутчиков для переправы в такое время не много найдется. Дома семья, может, нехватка в чем, на дворе светлый праздник; ехать надо было. Спасая лошадь, намерз и вымок дедушка, но все равно домой пришел ночью, трясясь от озноба, — без воза и лошади: воз легкостью товара спас хозяина, но потопил лошадь, скрывшуюся с головой в промоине. Дед бросился спасать за дугу коня и провалился сам. Лед на Волге трещал, ухал; надо было бросить все.

Когда Пантелей Трофимыч добрался, через льдину на льдину, до берега и оглянулся назад, — воз уже крутило и уносило движением тронувшегося льда. В эту ночь Волга пошла, и в эту же ночь слег дедушка и больше не встал. В воскресенье на Фоминой он умер.

Придавила эта смерть Федосью Антоньевну с малышами на руках, но вначале помогло вот что (что характеризует для нас и покойного деда). Как только установились дороги весенние, закончился посев, стали наведывать сирот Пантелеевых мужики, то заволжские, то из уезда. Придет такой, пособолезнует вдове, ребятишкам сунет по баранке, а потом полезет за пазуху и вынет из кисета, какую ему полагается, сумму ассигнаций и скажет:

Читать онлайн «Хлыновск» автора Петров-Водкин Кузьма Сергеевич — RuLit — Страница 65

— Дружки ведь, — учились вместе…

Длинный, сухопарый, словно складной в суставах. Его поджилки всегда готовы к кувырку колесом, к обезьяньему прыжку с дерева на дерево. Смешлив он, и, когда смеется, его удлиненное лицо из серьезного делается неузнаваемым. Голос Ерошки грудной, теноровый, немного напыщенный, с пафосом. Пафос возникал из любых причин социального или личного порядка, затронувших его владельца, но основной стержень пафоса — это свершение огромных дел, которым Ерошка посвятит свою жизнь. Этот пафос бурлил в нем без остановки, делая юношу парящим над мелочами, обидами и неудачами.

В Ерошке было нечто, отличающее его от хлыновцев, да и самая фамилия — Симелонский ничего общего не имела с нашими обычными прозвищами. С этой фамилией Ерошка нес в себе какую-то романтическую тайну, связанную с его происхождением. Когда его спрашивали об отце, он делал таинственного вида гримасу, задирал голову немного кверху и, смотря многозначительно в пространство, отвечал спросившему: «Мой отец погиб на посту чести». На этом заявлении и обрывалась биография, и более точных сведений от Ерошки добиться было невозможно. Правда, фраза «гибель на посту чести» нам всем была по вкусу, она давала большой простор для внесения в эту формулу любых нравящихся нам событий, но что за отец был у Ерошки, окончательно об этом так мы и не узнали…

Однажды, во время полива, прошла по аллее мимо нас Фелицата Акундинишна, племянница хозяйки, сирота, девушка полная, лет шестнадцати. В этот момент мой приятель стал неузнаваем. Он принял позу одного из «рабов» Микеланджело, изящно откинул лейку, издал глубокий вздох и печальным взором проводил уходившую в сторону дома девушку. Заметив эффект, произведенный на меня этой сценой, Ерошка посвятил меня в новую тайну его пылкого темперамента. Конечно, после надлежащего ритуала о хранении тайны приятель мне сообщил, что Фелицата — дама его сердца, со свойственным ему романтичным жестом он расстегнул рубашку и показал выцарапанную до крови букву «Ф»…

Тут я впервые узнал, что каждый мальчик должен выбрать себе «даму сердца», то есть девушку, о которой обязан постоянно думать, исполнять все ее желания, и «если будет нужно», прибавил в заключение посвятивший меня, то «истечь кровью у ее ног».

У Ерошки все выходило красиво и очень правдоподобно, так, по крайней мере, мне казалось в то детское время, и я с полным рвением готов был последовать его примеру, но, к моему сожалению, сколько я ни шарил мыслью, я не мог остановиться ни на одной девочке, которая подошла бы к типу, создавшемуся в моем воображении. Более настоящая дама сердца, чем Фелицата, мне не рисовалась, и я даже спросил Ерошку о возможности выбрать дамой сердца ее же. На это мой великодушный друг, смерив мой рост глазами, ответил, что Фелицата велика для меня, что в случае опасности мне ее не поднять на руки, чтоб спасти от разбойников.

Читайте также  Чем подкормить клубнику осенью после обрезки листьев или пересадки для следующего урожая

Мне запомнилось, что после этого моего посвящения в тайну Ерошки мои встречи с Таней приобрели новый оттенок. У меня по отношению к ней появилось небывалое до той поры чувство некоторой деликатности и стыдливой неловкости. Конечно, Таня ни в коем случае не могла стать для меня дамой сердца, чтоб для ее буквы я стал царапать мою кожу. Принять такой выбор — значило бы провалить весь подвиг истечения кровью у ног избранной (это у босых-то ножек Тани, взапуски шлепавших за мной по пыли и грязи). Таня самая простая девочка с темно-серыми глазами, с пшеничного цвета косичкой… Правда, она хорошо учится. По ней иногда соскучишься, если долго не видишь… Но стыдно делается от одной мысли, чтоб выбрать Таню по рыцарскому обряду Франциля Венциана и сообщить об этом выборе Ерошке.

Все это так, но при встречах с Таней я чувствовал ее и себя иными…

Ерошка сообщил мне прочитанный им рассказ о том, как где-то в цирке хозяин истязал украденную им девушку, а другие циркачи потешались над этим в угоду хозяину. И только один из всех окружающих девушку негр-силач жалел сиротку. Случилось так, что во время представления за какой-то пустяшный промах хозяин на самой арене так сильно ударил бичом бедную наездницу, что та потеряла сознание и упала с лошади… Тогда окончательно возмущенный негр, схватив в одну руку девушку, в другую — дубину, разнес циркачей и хозяина и унес страдалицу на свободу.

Для Ерошки этот рассказ стал примером его будущих подвигов, а определенная обстановка рассказа дала моему приятелю возможность сузить свой необъятный размах и найти некоторое существующее в действительности бытовое место хотя бы для начала карьеры.

Источник:
http://floradoma.ru/sadovye/odnazhdy-vo-vremya-poliva-proshla-po-allee-mimo-nas.html

Под­черкните деепричастия и деепричастные обороты. ГДЗ. Упр. 104, Русский язык, 10-11 класс, Власенков А.И., Рыбченкова Л.М.

Спишите текст. Из какого он произведения? Кто автор отрывка? Под­черкните деепричастия и деепричастные обороты. Объясните устно поста­новку знаков препинания.

. Ты буд..шь большой, Ассоль. Однажды утром в мор­ской дал.. под солнц..м сверкнёт алый парус. Сияющ..я гр..мада 3 алых парусов бело..о к..рабля двин..тся ра(?)секая волны прямо к тебе. Тихо буд..т плыть этот чудес(?)ный корабль, без криков и выстрелов; на берегу много соб..рётся народу удивля..сь 3 и ахая; ты буд..шь стоять там. Корабль подойдёт велич..ствен(?)о к самому берегу под звуки пр..- крас(?)ной музыки; нарядная, в коврах в золоте и цветах, поплывёт от него быстрая лодка. Зачем вы приехали Кого вы ищ..те спрос..т люди на б..р..гу. Тогда ты увид..шь храбр..го красив..го принца; он буд..т стоять и протягивать к тебе руки. Здравствуй Ассоль! скажет он. Далеко-далеко отсюда я увид..л тебя во сне и приехал, чтобы увезти тебя (на)всегда в своё царство. Ты буд..шь там жить со мной в розов..й глубок..й долин.. . У тебя буд..т всё, что только ты пож..ла..шь; жить с тобой мы стан..м так дружно и весело, что (н..)когда твоя душа (н..)узна..т слёз и п..чали. Он посад..т тебя в лодку привезёт на корабль и ты уед..шь (на)всегда в бл..стательную страну где всходит со(?)нце и где звёзды спуст..тся с неба чтобы поздрав..ть тебя с приездом.

Александр Грин «Алые паруса».
. Ты будешь большой, Ассоль. Однажды утром в морской дали под солнцем сверкнет алый парус. Сияющая громада алых парусов белого корабля двинется, Тихо будет плыть этот чудесный корабль, без криков и выстрелов; на берегу много соберется народу и ты будешь стоять там. Корабль подойдет величественно к самому берегу под звуки прекрасной музыки; нарядная, в коврах, в золоте и цветах, поплывет от него быстрая лодка. «Зачем вы приехали? Кого вы ищите?» — спросят люди на берегу. Тогда ты уви­ дишь храброго красивого принца; он будет стоять и протягивать к тебе руки. «Здравствуй, Ассоль! — скажет он. — Далеко-далеко отсюда я уви­ дел тебя во сне и приехал, чтобы увезти тебя навсегда в свое царство. Ты будешь там жить со мной в розовой голубой долине. У тебя будет все, что только ты пожелаешь; жить с тобой мы станем так дружно и весело, что никогда твоя душа не узнает слез и печали». Он посадит тебя в лодку, привезет на корабль, и ты уедешь навсегда в блистательную страну, где всходит солнце и где звезды спустятся с небес, чтобы поздравить тебя с приездом.

2. Сияющая — причастие, (какой?) сияющий;
I. Действительное, наст. время, несов. вид, полн.;
II. В им. пад., ед. число, жен. род.;
III. Громада (какая?)

Источник:
http://class.rambler.ru/temy-gdz/pod-cherknite-deeprichastiya-i-deeprichastnye-oboroty-gdz-upr-104-russkiy-yazyk-10-11-klass-vlasenkov-a-i-rybchenkova-l-m-30335.htm

Байки из богадельни/ Осень бабы Кати

Вы знаете, а осенью жить в интернате, на самом деле, тоскливо. Вот, вроде бы ничего не изменилось, обычная вахта. Привычные люди, те же сотрудники, а чувство такое, как будто и правда тебя привезли, и оставили в этом доме навсегда, и выхода — нет. Такое ощущение, что стены огромного дома пропитаны тоской, слезами, сомнениями, тайными оправданиями и обидой. Да, в нашем доме никто никогда не замечал ничего сверхъестественного но, вот поздними вечерами, когда все смолкает и последнее шарканье комнатных тапок становится еле различимым, можно услышать настоящий стон стен. Старый дом вздыхает и стонет разрываемый мыслями отчаявшихся людей. Утром все будет как прежде, но ночь – это особенное время.

Тоска добралась и до меня. Не сплю вторую ночь, не успев сомкнуть глаза, просыпаюсь как от толчка и больше не могу уснуть до самого утра. Лежу в темноте, прислушиваюсь к звукам. Странно и интересно. Холодно в усадьбе, отопление еще не включили. В старом здании гуляют сквозняки. Заворачиваюсь в мохнатый плед, наливаю горячий чай с молоком, все равно уже не уснуть, переживаю, как там сыночек без меня? Как дела у доченьки, прошла ли температура у внучика? Почти две недели не видела своих деточек, соскучилась.

Оказывается, свет из моего окна заметила бабушка Катя. Решив меня проверить оставила свой вечный наблюдательный пост и шлепает тапками по гулкому коридору. Крыло усадьбы, в котором мы живем, построено буквой «П», и если смотреть из окна отделения Активного долголетия, как раз видны окна АУП. Бабе Кате девяносто четыре года и она очень активная: со всеми дружит, за всех переживает, всех жалеет, всем помогает. Стучится и на весь коридор, громко так, начинает со мной беседовать, не дожидаясь пока я открою.

– Хотите, чаю, баба Катя? – спрашиваю у любопытной старушки шепотом, надеясь, что мы не разбудим остальных сотрудников.

– Отчего же не попить, – кричит почти, глуховатая старушка, – наливай свой чай, не откажусь, тока молока поболе лей, а то ведь, потом и вовсе не утолкемся. Ты скажи, чего не спишь в такое время? Ладно, я старая, у меня сна нету, а ты-то чего?

А голос у бабы Кати такой шамкающий и звонкий одновременно. Удивительный просто. Я такого не слышала никогда, его ни с кем не спутаешь.

– За деток переживаю, – говорю, – не спится.

– А ты не переживай. Бог даст все хорошо будет, – успокаивала она меня. – Жизнь она такая длинная. Не надо переживать. Столько еще всякого случится, переживалок не хватит. Главное, что они есть — деточки, живы, здоровы, остальное суета.

Баба Катя, уютно укутанная в шаль, подвинула к себе чашку, развернула конфетку и стала громко причмокивая швыркать чай.

Смотрю на неё и не получается представить ее морщинистое лицо с серыми, почти прозрачными от старости глазами, молодым. Какой она была? Такая высокая, жилистая, упругая, сильная, живая и это в ее то годы!

– Я вот не рОдила деточек. – прерывает мои мысли баба Катя. – Не за кого мне терзаться. Муж мой умер давно, оставил меня одну распутывать, что навертела. Только горевать и жалеть остается, да еще вымаливать прощения. Мне может бог и смерти не дает, чтобы жила со своим грехом и мучилась. Знаешь, как я жить устала? – баба Катя отставила чашку, сложила большие руки на столе и зашуршала конфетной оберткой.

– Господи, баба Катя, ну что вы говорите?

– А ты слушай что говорю, Наталья, не перебивай. Расскажу тебе, какой грех меня мучит, может, отпустит меня бог? Может, не просто так я пришла к тебе? Как увидела свет в ночи, меня прямо потянуло к тебе.

Я когда молодая была, жили мы в Леспромхозе, – начала свой рассказ баб Катя, – прямо посреди леса. Далече от города-то. Людей у нас там немного было, все мы зналися как родные. А тут перед самой войной появился у нас лесник молодой, Степан. Ученый, после института. Кто говорил, что прислали его к нам, а кто говорил, что прятался он у нас от кого-то. А я — то дылда здоровая уже была, вымахала под потолок, у нас тогда и парня такого высокого не было в совхозе. Не женихалася я еще. Малая была. Ну, вот работали мы в совхозе тогда все, кто школу покончал, а вечерами на посиделки собирались в доме у бухгалтера нашего. Веселый он парень был, хороший такой.

Там, на этих посиделках Степан меня-то и приметил. А когда война началась, у нас с ним уже любовь вовсю была. Поймал он меня дурочку наивную на слова красивые да поцелуи тайные. Сейчас вспоминаю, ну какая я глупая была — шестнадцать лет, а ничего не понимала. Ведь весь свет мне застила любовь эта. Ни мать, ни отца слышать не хотела. Ничего не видела, только Степан перед глазами стоял. Приедет со своего кордона, гостинцев мне привезет, а я и рада радешенька – жених приехал. Не могла на него насмотреться: на кудри его русые, на глазки его зеленые. Прижмусь к нему, а у самой аж сердце заходится. Какой он у меня ладный, пригожий.

Два года мы с ним повстречалися, а потом решил он вернуться в родной город. Не знаю, что там случилось, только засобирался он уезжать. Я в слезы. А он говорит: «не реви, ты Катюха, собирай приданное, и поедем свадьбу играть к моим родителям. Не все же нам жить в лесу твоем не проходимом, пора в люди выбираться, война кончается. Нужно в жизни пробиваться, устраиваться».

Родители меня благословили на свадьбу, собрали в дорогу. Два огромных чемодана добра наложили: и материю на платье и отрез на костюм, отца моего премировали этим отрезом, и постельное, и рушники, и полотенца, и белье со скатертями, в общем, все, что нажили за всю жизнь и денег со всех трудодней. Дочка-то я одна у родителей была. Чтобы не стыдно было перед городскими сватьями, все богатство из дому собрали.

Поехали мы в город. Степан такой задумчивый сделался. Ну, думаю, кумекает как нам устроиться на новом месте. Радуюсь – какой умный муж у меня. Представляю какая жизнь у нас с ним будет в городе красивая. Сидим мы на вокзале, а людей тьма. Все бегут куда-то, толкаются, кричат. Я отродясь столько людей не видывала. Схватилась за пиджак Степана, боюсь потеряться. Он смеется: «Ты чего уцепилась, не боись»! А я ему говорю: «Как же не бояться? Была бы я одна — так и ладно, а теперь мне все страшно, потому, что тяжелая. Ребеночек у нас будет». Как он зыркнул! У меня аж почернело все внутри.

Читайте также  Мальва многолетняя: посадка и уход в открытом грунте

– Какой ребеночек? Ты что с ума сошла? – начал ругать меня, кричать.

– Да разве ж я виновата? – смотрю на него и не пойму, что я сделала-то не так? Разве бывает семья без детей? Радоваться надо!

Увидел он мои слезы, отвернулся, а потом ласково говорит: «Ладно, Катюха, чему суждено – то и случится. Ты тут посиди, я пока вещи отнесу к поезду. Только никуда с места не сходи, поняла?» Обнял меня, взял вещи и ушел.

Я долго сидела, замерзла, осень ведь. Дождь пошел, а я боюсь уйти под навес, вдруг Степан меня не найдет? Промокла до ниточки. Но Степан не пришел.

Я когда поняла, что он меня бросил, думала умру. Как дурочка сделалась. Не понимала, что люди мне говорят, чего хотят от меня? Даже не помню, как домой добралась, а вот черноту в душе помню хорошо. Перевернулось во мне все с ног на голову. Что любила – больше видеть не могла, что светлым было в жизни — казалось дурным, противным. Работала в совхозе день и ночь. За все бралась, как ненормальная, чтобы вопросов не задавали, но ко мне никто и не сувался с расспросами, понимали, наверное.

Потом, малыш шевелиться стал и я как очнулась. Как же я теперь буду? Куда мы с детиной? Дурниной я кричала, плакала. Куда Степан делся? Вдруг убили его? Не мог он нас дитем бросить, ведь говорил, что любит, а как вспомню взгляд его страшный, и самой жить не хочется. Решила, что раз нету больше Степана, как я ребеночка-то рожу? Позор какой. Что люди-то скажут? А жить как? Все из дома выгребла и еще один рот привела в голод.

Вспомнила я про тетку одну. На окраине у нас жила старая фельширица. Наш единственный дохтор. Говорили, помогала она замужним девкам решать их женские дела. Собралась и вечером пошла на поклон. Долго она выспрашивала все, вопросы все стыдные задавала, а потом, прогнала меня. Поздно, говорит. Сняла я крест свой золотой на цепочке, да муки принесла, свеклы сахарной, все положила на стол, стала просить Хреста ради.

Ну и все. Очнулась я в мертвецкой. Умерла я, как выяснилось во время операции. Почти. Думали, что умерла, а я выжила. Детишек, оказывается, двое было, а я их убила. А меня бог не взял грешницу, оставил мучиться. Мать моя как узнала, что я натворила, умерла сразу от сердца. Так и похоронили ее вместе с деточками моими. Отец мне ни слова ни сказал. После похорон сразу ушел из дому, сказал на фронт. Я больше его не видела. Убили, наверное. Всю семью загубила. Все из-за меня.

Осталась я одна. Ни баба, ни девка, ни мать, ни дочь. Проклятая. Так и жила до сорока лет. Потом совхоз распался, а я все жила в старом доме родителей. Люди почти все поразъехались. Приехал как-то агроном из соседней деревни по делам колхозным, да и остался до темна. Попросился переночевать у меня. Потом ездить стал ко мне, а потом и замуж позвал. А как я пойду? С грузом таким? Вся моя жизнь вон у могилок. Пришлось ему все рассказать и про то, как любила и про то, как детей убила, и про родителей, и про то, что не могу больше никого любить. Мертвая я.

Долго он меня уговаривал, долго я привыкала к нему и однажды согласилась. Поженились мы и уехали в его деревню. Построили дом хороший, а для кого? Детей нет. Пусто в доме. Но муж у меня хороший был. Жалел меня. Никогда не обижал, двадцать лет мы прожили с ним. После похорон, перед зимой поехала я в свой совхоз могилку проверить мамину, ну и встретила там подруженьку мою с юности, она и рассказала, что вроде видели моего Степана в городе, в доме престарелых. Никуда он не уехал тогда. Остался вместе с моими чемоданами в городе. Семья у него была уже давно, оказывается, а теперь, стало быть, сдали они его в богадельню.

А у меня все помутилось сразу. Решила определиться я в эту богадельню. Поговорить со Степаном. Спать не могла, видится мне этот Степан как молодой, вот такой, как на вокзале, в последний раз. Подумала ну, что мне терять? Одна одинешенька.

Приехала, устроилась. А тут людей, как в деревне! Пойди-найди… Стала расспрашивать. А Степан, оказывается совсем плохой уже. Умирает. Хотела посмотреть в глаза его подлые, рассказать, как из-за него семью свою сгубила и не успела. Подошла к нему, а он меня и не узнал. Я его спрашиваю, помнишь меня, я Катя? А он смотрит, слезы катятся, а вспомнил ли, нет ли? Умер он. Так и не поговорили. Вот так со свадьбы сбежал, а на смертном одре я его догнала. С тех пор я каждый раз ждала осени. Все в моей жизни плохое случалось, именно, осенью. Молилась, чтобы бог простил меня и забрал уже. Но, видно не прощает. Да и в бога я давно не верю.

Опять вот осень. Может теперь она меня заберет? Как думаешь?

Источник:
http://pikabu.ru/story/bayki_iz_bogadelni_osen_babyi_kati_7727235

Сивый мерин

На закате колхозных лошадей гнали через брод в луга, в ночное. В лугах они паслись, а поздней ночью подходили к огороженным теплым стогам и спали около них, стоя, всхрапывая и потряхивая ушами. Лошади просыпались от каждого шороха, от крика перепела, от гудка буксирного парохода, тащившего по Оке баржи. Пароходы всегда гудели в одном и том же месте, около переката, где был виден белый сигнальный огонь. До огня было не меньше пяти километров, но казалось, что он горит недалеко, за соседними ивами.

Каждый раз, когда мы проходили мимо согнанных в ночное лошадей, Рувим спрашивал меня, о чем думают лошади ночью.

Мне казалось, что лошади ни о чем не думают. Они слишком уставали за день. Им было не до размышлений. Они жевали мокрую от росы траву и вдыхали, раздув ноздри, свежие запахи ночи. С берега Прорвы доносился тонкий запах отцветающего шиповника и листьев ивы. Из лугов за Новоселковским бродом тянуло ромашкой и медуницей, — ее запах был похож на сладкий запах пыли. Из лощин пахло укропом, из озер — глубокой водой, а из деревни изредка доносился запах только что испеченного черного хлеба. Тогда лошади подымали головы и ржали.

Однажды мы вышли на рыбную ловлю в два часа ночи. В лугах было сумрачно от звездного света. На востоке уже занималась, синея, заря.

Мы шли и говорили, что самое безмолвное время суток на земле всегда бывает перед рассветом. Даже в больших городах в это время становится тихо, как в поле.

По дороге на озеро стояло несколько ив. Под ивами спал сивый мерин. Когда мы проходили мимо него, он проснулся, махнул тощим хвостом, подумал и побрел следом за нами.

Всегда бывает немного жутко, когда ночью лошадь увяжется за тобой и не отстает ни на шаг. Как ни оглянешься, она все идет, покачивая головой и перебирая тонкими ногами. Однажды днем в лугах ко мне вот так же пристала ласточка. Она кружилась около меня, задевала за плечо, кричала жалобно и настойчиво, будто я у нее отнял птенца, и она просила отдать его обратно. Она летела за мной, не отставая, два часа, и в конце концов мне стало не по себе. Я не мог догадаться, что ей нужно. Я рассказал об этом знакомому делу Митрию, и он посмеялся надо мной.

— Эх ты, безглазый! — сказал он. — Да ты глядел или нет, чего она делала, эта ласточка. Видать, что нет. А еще очки в кармане носишь. Дай покурить, тогда я тебе все объясню.

Я дал ему покурить, и он открыл мне простую истину: когда человек идет по некошеному лугу, он спугивает сотни кузнечиков и жуков, и ласточке незачем выискивать их в густой траве — она летает около человека, ловит их на лету и кормится без всякой заботы.

Но старый мерин нас не испугал, хотя и шел сзади так близко, что иногда толкал меня мордой в спину. Старого мерина мы знали давно, и ничего таинственного в том, что он увязался за нами, не было. Попросту ему было скучно стоять одному всю ночь под ивой и прислушиваться, не ржет ли где-нибудь его приятель, гнедой одноглазый конь.

На озере, пока мы разводили костер, старый мерин подошел к воде, долго ее нюхал, но пить не захотел. Потом он осторожно пошел в воду.

— Куда, дьявол! — в один голос закричали мы оба, боясь, что мерин распугает рыбу.

Мерин покорно вышел на берег, остановился у костра и долго смотрел, помахивая головой, как мы кипятили в котелке чай, потом тяжело вздохнул, будто сказал: «Эх вы, ничего-то вы не понимаете!» Мы дали ему корку хлеба. Он осторожно взял ее теплыми губами, сжевал, двигая челюстями из стороны в сторону, как теркой, и снова уставился на костер — задумался.

— Все-таки, — сказал Рувим, закуривая, — он, наверное, о чем-нибудь думает.

Мне казалось, что если мерин о чем-нибудь и думает, то главным образом о людской неблагодарности и бестолковости. Что он слышал за всю свою жизнь? Одни только несправедливые окрики: «Куда, дьявол!», «Заелся на хозяйских хлебах!», «Овса ему захотелось — подумаешь, какой барин!». Стоило ему оглянуться, как его хлестали вожжой по потному боку и раздавался все один и тот же угрожающий окрик: «Но-но, оглядывайся у меня!» Даже пугаться ему запрещалось — тотчас возница начинал накручивать вожжами над головой и кричать тонким злорадным голосом: «Боишьси-и, черт!» Хомут всегда затягивали, упираясь в него грязным сапогом, и тем же сапогом толкали мерина в брюхо, чтобы он не надувал его, когда затягивали подпругу.

Благодарности не было. А он всю жизнь таскал, хрипя и надсаживаясь, по пескам, по грязи, по липкой глине, по косогорам, по «битым» дорогам и кривым проселкам скрипучие, плохо смазанные телеги с сеном, картошкой яблоками и капустой. Иногда в песках он останавливался отдохнуть. Бока его тяжело ходили, от гривы поднимался пар, но возницы со свистом вытягивали его ременным кнутом по дрожащим ногам и хрипло, с наигранной яростью кричали: «Но-о, идол, нет на тебя погибели!» И мерин, рванувшись, тащил телегу дальше.

Начало быстро светать. Звезды бледнели, как бы уходили от земли в глубину неба. Неожиданно над головой, на огромной высоте, загорелось нежным розовым светом одинокое облачко, похожее на пух. Там, в вышине, уже светило летнее солнце, а на земле еще стоял сумрак, и роса капала с белых зонтичных цветов дягиля в темную, настоявшуюся за ночь воду.

Читайте также  Особенности выращивания алоказии

Мерин опустил голову к самой земле, из его глаз выкатилась одинокая старческая слеза, и он уснул.

Утром, когда роса горела от солнца на травах так сильно, что весь воздух вокруг был полон влажного блеска, мерин проснулся и громко заржал. Из лугов шел к нему с недоуздком, перекинутым через плечо, колхозный конюх Петя, недавно вернувшийся из армии белобрысый красноармеец. Мерин медленно пошел к нему навстречу, потерся головой о плечо Пети и безропотно дал надеть на себя недоуздок.

Петя привязал его к изгороди около стога, а сам подошел к нам — покурить и побеседовать насчет клева.

— Вот вы, я гляжу, — сказал он, сплевывая, — ловите на шелковый шнур, а наши огольцы плетут лески из конского волоса. У мерина весь хвост повыдергали, черти! Скоро обмахнуться от овода — и то будет нечем.

— Старик свое отработал, — сказал я.

— Известно, отработал, — согласился Петя. — Старик хороший, душевный.

Он помолчал. Мерин оглянулся на него и тихо заржал.

— Подождешь, — сказал Петя. — Работы с тебя никто не спрашивает — ты и молчи.

— А что он, болен, что ли? — спросил Рувим.

— Да нет, не болен, — ответил Петя, — а только тяги у него уже не хватает. Отслужил. Председатель колхоза — ну, знаете, этот сухорукий — хотел было отправить его к коновалу, снять шкуру, а я воспрепятствовал. Не то чтобы жалко, а так. Все-таки снисхождение к животному надо иметь. Для людей — дома отдыха, а для него — что? Шиш! Так, значит, и выходит — всю жизнь запаривайся, а как пришла старость — так под нож. «Нет, говорю, Леонтий Кузьмич, не имеешь ты в себе окончательной правды. Ты, говорю, за копейкой гонись, но и совесть свою береги. Отдай мне этого мерина, пусть он у меня поживет на вольном воздухе, попасется, — ему и жить-то осталось всего ничего». Поглядите, даже морда у него — и та кругом седая.

— Ну, и что же председатель? — спросил Рувим.

— Согласился. «Только, говорит, я тебе для него не дам ни полпуда овса. Это уже, говорит, похоже на расточительство». — «А мне, говорю, на ваш овес как будто наплевать, я своим кормить буду». Так вот и живет у меня. Моя старуха, мамаша, сначала скрипела: зачем, мол, этого дармоеда на дворе держим, а сейчас обвыкла, даже разговаривает с ним, с мерином, когда меня нету. Поговорить, знаете, не с кем, вот она ему и рассказывает всякую всячину. А он и рад слушать. Но-о, дьявол! — неожиданно закричал Петя.

Мерин, ощерив желтые зубы, тихонько грыз изгородь около стога. Петя поднялся.

— Два дня в лугах погулял, теперь пусть постоит во дворе, в сарае, — сказал он и протянул мне черную от дегтя руку. — Прощайте.

Он увел мерина. Тихое утро было полно такой свежести, будто воздух промыли родниковой водой. В озере отражались белые, как первый снег, цветы водокраса. Под ними медленно проплывали маленькие лини. И где-то далеко, в цветущих лугах, добродушно заржал мерин.

Источник:
http://vseskazki.su/paustovskiy-rasskazy/sivyj-merin.html

10 загадок на логику с ответами. Выпуск №2

Второй выпуск! И снова загадки на логику с ответами, которые помогут вам отвлечься и отдохнуть от работы или других скучных дел.

Встряхните свой мозг, чтобы не было застоя И попробуйте за небольшое время дать правильные ответы на все загадки, а потом напишите в комментариях сколько загадок у вас получилось разгадать.

Загадка 1: Про греческого Короля

Греческий король очень любил загадки. И перед тем как казнить преступников всегда давал им последний шанс — загадывал загадку.

Если преступник отвечал верно, король отпускал его. А если он ошибался то его казнили.

В этот раз король начертил двух метровую линию и сказал преступнику. Если он сделает эту линию в 2 раза короче не прикасаясь к ней, то он отпустит его.

Как ему это сделать?

Преступник просто начертил линию в 4 метра, что сделало линию короля короче на 2 метра

Загадка 2: Уравнение в картинках: Вычисли число

Проверим вашу внимательность и способность к математике с помощью уравнения в картинках. Включите свою логику и математический склад ума, чтобы вычислить число в 4-й строке.

Не торопитесь и будьте внимательны

Загадка 3: Помоги Джону выбраться

Джон отправился в путешествие, в тёмную пещеру. Вдруг случилось землетрясение и выход завалило камнями. Он долго бродил по пещере и наткнулся на 3 двери.

За первой дверью ядовитый газ который мгновенно убьёт человека, за второй бешеные собаки, а за третьей серийный убийца который ещё в начале двадцатого века убил 19 человек.

Куда пойти Джону?

Джону нужно выбрать 3-ю дверь так как убийца уже давно умер или слишком стар и немощен.

Загадка 4: Глупый убийца

Детектив Кейт прогуливался вечером по парку и вдруг наткнулся на бездыханное тело мужчины.

Он достал из его кармана телефон и набрал Жену: «Ваш муж мёртв срочно приезжайте сюда.»

Через некоторое время подъехала Жена. Детектив сразу же арестовал её.

Почему?

Детектив не говорил жене где было совершенно убийство. Так что она не могла знать где труп мужа, если конечно она его не убила.

Загадка 5: Лифт

В доме 9 этажей чем выше этаж чем больше людей там живёт.

На какой этаж чаще ездит лифт?

Загадка 6: Спрятанный кот

Сможете найти кота среди сов?

Вот он где

Загадка 7: Семь сестёр

Семь сестер находятся на даче, где каждая чем-то занята. Первая сестра читает роман, вторая — готовит курицу, третья — играет в шахматы, четвертая — разгадывает судоку, пятая — занимается стиркой, шестая — поливает растения. А чем занимается седьмая сестра?

Играет в шахматы с третьей

Загадка 8: Похитители

Эта загадка под силу только настоящим детективам.

В городе произошло дерзкое ограбление из местного отеля были похищены следующие предметы: Фонарик, зубная щётка и рация.

Охранники отеля в тот день поймали 3 подозреваемых: Свинья, летучая мышь и черепаха.

Кто же из них похитил вещи?

Похищена зубная щётка, но у черепахи нет зубов, а у летучей мыши ночное зрение и ей не нужен фонарик. Значить это была свинья.

Загадка 9: Внимательная женщина

Пожилая женщина отдыхала в своём номере пятизвездочного отеля, когда она услышала стук в дверь. Женщина открыла ее и увидела молодого мужчину. Он извинился и ушёл сказав что перепутал, думал что это его номер.

Однако женщина позвонила в полицию и сказала что её хотят ограбить.

Почему она так поступила?

Он постучал. А люди обычно не стучат в свой же номер.

Загадка 10: Кролики

Эта загадка с подвохом, будьте внимательны.

В клетке находились 3 кролика. Три мальчика попросили дать им по одному кролику. Каждому мальчику дали по одному кролику. И все же в клетке остался один кролик.

Как так получилось?

Третий мальчик забрал кролика с клеткой.

Видео: 8 необычных анимационных загадок на логику. Тоже очень интересно!

Ну а на сегодня все! Не забудьте написать в комментариях сколько загадок вы разгадали самостоятельно! А также смотрите наш предыдущий выпуск «10 загадок на логику с ответами Выпуск №1».

Поделиться в социальных сетях

В данном выпуске мы подобрали для вас 10 загадок на логику с ответами, которые прокачают ваш интеллект и не.

А знали ли Вы что загадки на логику с подвохом не только развивают сообразительность и нестандартное.

Третий выпуск! И в этот раз вас ждет 5 загадок на логику с ответами, которые помогут вам отвлечься от.

Отправляя сообщение, Вы разрешаете сбор и обработку персональных данных.
ПОЛИТИКА ОБРАБОТКИ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ.

Источник:
http://faktypro.ru/10-zagadok-na-logiku-s-otvetami-vypusk-2.html

Синтаксический разбор предложения

Каждое наше выражение мыслей состоит из логически связанных предложений. Чтобы грамотно составить предложение, которое полностью передаст весь смысл, нужно знать, из чего оно состоит, и какая структура должна быть для правильного понимания. Чем сложнее формулировка, тем больше составных частей, которые сложно уловить и осмыслить с первого раза. Чтобы упростить понимание, существует синтаксический разбор.

Что такое синтаксический разбор предложения?

Синтаксический анализ подразумевает изучение строения текста. Это выражается через выявление взаимосвязей между определенными частями речи. Соединение словосочетаний и предложений между собой также играет важную роль. Синтаксический анализ текста позволяет:

  1. Разобрать, как построено и из чего состоит каждое отдельное предложение или словосочетание.
  2. Выявить взаимосвязь между отдельными словами.
  3. Определить темы, которые относятся к синтаксическим единицам.
  4. Выявить главные и второстепенные члены предложения.
  5. Определить грамматические основы.

При таком разборе определяют какого времени и наклонения часть речи, действующие лица, а также количество главных членов предложения.

Какие члены предложения определяют при синтаксическом анализе?

Полный синтаксический разбор выполняется для того, чтобы проанализировать структуру предложения и, тем самым, повысить уровень грамотности в сфере пунктуации. Этот анализ проводится:

  • по тексту;
  • по предложению;
  • по словосочетанию.

Выделяют 5 основных членов предложения:

  1. Подлежащее
  2. Сказуемое
  3. Дополнение
  4. Обстоятельство
  5. Определение

Подлежащее и сказуемое являются главными членами предложения (существительное или местоимение + глагол). Остальные 3 части речи являются второстепенными. Определение выражается прилагательным, обстоятельство уточняет место, либо время, а дополнение относится к подлежащему.

Как провести синтаксический разбор предложения онлайн?

Как это работает:

  • На сайте нашего сервиса вы вставляете или пишете текст в специальном окне.
  • Нажимаете кнопку «Разобрать».
  • Сервис производит разбор текста по частям речи и выводит на экран итоговый вариант.

Пользователю будет показано число каждой части речи, содержащейся в тексте. Каждая часть речи выделена в тексте определенным цветом, что наглядно показывает, где в предложении она находится. Наведя на определенную часть речи, всплывает дополнительное окно, где указана информация:

  1. Какая это часть речи.
  2. Начальная форма.
  3. Характеристики (в зависимости от части речи: род, число, падеж, время, изменяемость, вид, одушевленность и т.д.).

Это позволяет детально разобрать каждую составляющую текста и лучше понять их взаимосвязь.

Результаты анализа можно сохранить. После каждого разбора, пользователю предоставляется индивидуальная ссылка на результаты анализа введенного текста.

Кому понадобится синтаксический анализ предложений?

В первую очередь, этот инструмент очень полезен для учащихся и студентов. Они могут использовать его как для более подробного разбора темы и улучшения понимания, так и для проверки своих знаний и закрепления. Также его могут использовать копирайтеры и редакторы, это поможет повысить качество текстов и значительно уменьшит количество стилистических ошибок.

Источник:
http://be1.ru/sintaksicheskij-razbor-predlozheniya/